Вход на сайт

О чём рассказал Моисей?

Стандартная модель

Всего несколько десятков лет назад, в 60-х —70-х годах прошлого века, на уроках в школах, вузовских семинарах, публичных лекциях в планетариях нам рассказывали о совершенно ином устройстве вселенной, вообще совершенно иной картине мироздания, — не той, что принята сейчас в науке.

Считалось, что вселенная бесконечна во времени, иными словами, она существовала всегда, а значит, никогда не была создана. А если никогда, то, стало быть, — и никем. Считалось также, что вселенная бесконечна в пространстве, а значит, разговор о ее пределах, а тем более о том, что лежит за ее пределами, — просто бессмыслен. Говорили также, что межзвездное пространство — это «абсолютное ничто», «сверхвакуум», практически лишенный каких-либо следов материи.

Сегодня, в начале XXI века, все эти представления кажутся весьма архаичными, почти первобытными, немногим отличающимися от древних трактатов, утверждающих, что Земля покоится  на трех китах.

Около 30 лет назад ученые впервые сформулировали так называемый инфляционный сценарий возникновения и развития вселенной, попросту именуемый Большим Взрывом. Согласно этим представлениям наша вселенная некогда была исчезающее маленькой, плотность в ней колоссальной, а материя — бесструктурной, без элементарных частиц. Потом произошло ее резкое расширение, напоминающее взрыв. Вселенная стремительно «раздулась» до огромных размеров и мгновенно разогрелась до чудовищных температур. За прошедшие с тех пор 14 миллиардов лет образовавшиеся при «взрыве» фотоны — элементарные частицы, из которых «состоит» свет, — остыли до минимальных температурных значений. Однако, как выяснилось, их сегодня все еще можно обнаружить. Они были зафиксированы еще в 1965 году на уровне радиошума. Реликтовые фотоны превратились в радиоволны с температурой 2,7o Кельвина, очень низкой, но все же выше абсолютного нуля. Ученые говорят, что реликтовое излучение — это фактически фотография вселенной в совсем юном возрасте около 300 тысяч лет, когда еще и в помине не было ни звезд, ни галактик. Но все-таки она не была такой однородной, как в самом начале: уже образовались волны энергии, из которой впоследствии сформировалась материя. По температуре реликтового излучения удалось установить параметры звуковых волн, а потом и количество вещества в современной вселенной.

И тут выяснилось странное… Оказалось, что вещества в ней должно быть гораздо больше, чем представлялось до сих пор. Вся известная материя, из которой состоят звезды и планеты, составляет менее 5% от того, что должно быть в наличии. Стали искать, но пока ничего конкретного так и не нашли. Понятно, что «недостающее вещество» во вселенной имеется, но что это такое, неясно. Его так и назвали — темная материя и темная энергия. Первая составляет примерно 25% «материала» вселенной, вторая — около 70%.

Темная материя — это еще не открытые частицы, которые почти не взаимодействую с обычным веществом. Однако слабое взаимодействие все же есть, и это дает ученым некоторую надежду на их обнаружение. О наличии темной материи можно судить по результатам измерения скорости, с которой движутся галактики. Это происходит не так, как следовало бы, если бы они состояли только из «обычного вещества». Получается, что галактики как бы вложены внутрь емкостей из невидимого и неуловимого вещества.

Остальное «пространство» занимает темная энергия. Пока непонятно, что это, но ясно, что она действует как антигравитационная сила, способствующая ускорению в соответствии с так называемой «инфляционной гипотезой» возникновения и развития вселенной: кажется, невозможно вообразить никакой иной силы, способной противодействовать гравитации, которая давно повернула бы процессы расширения вспять.

Если «инфляционная гипотеза», выдвинутая в 1980 году практически одновременно астрономами Алексеем Старобинским и Аланом Гутом, верна (а к этому сегодня имеется достаточно оснований), то тогда в общих чертах вырисовывается следующая космогоническая картина мироздания…

Некогда наша вселенная была частью чего-то большего; это «нечто» существовало невероятно долго, скорее всего, в бесструктурном состоянии — не было ни материи, ни даже частиц. Вдруг фрагмент этого «нечто» стал стремительно раздуваться и за считанные доли секунды из микроскопического стал гигантским, потом — все больше и больше. Сегодня даже с помощью самых современных средств наблюдения мы «видим» не более одной сотой вселенной. Неизвестная энергия, вызвавшая мгновенное раздувание, перешла в тепло, в результате чего произошел взрыв. После Большого Взрыва ускорение частей вселенной тормозилось гравитацией, но около 7 миллиардов лет назад вселенная опять начала расширяться ускоренно. Этому, очевидно, способствовал темная энергия, хотя ученым до сих пор не понятно, почему она так себя повела.

Обратим внимание: в современной космологии нет никакого одноразового «начала мироздания». Просто в результате какого-то воздействия произошел переход в новое качество из некой предыдущей стадии.    

Ученые поясняют для неискушенных с помощью образов: в кастрюле кипит вода, и в кипятке постоянно возникают пузыри; некоторые из них разрастаются до больших размеров… Наша вселенная — один из таких пузырей, и это далеко не весь мир, а только маленькая его часть… Возникает естественный вопрос: можно ли выйти за границы нашей вселенной и как-нибудь попасть в «параллельную» ей. Проблема в том, что при таком устройстве мироздания между «пузырями», вроде нашей вселенной, всегда есть инфляционные области, которые расширяются так быстро, что никакой сигнал не сможет преодолеть трансформирующуюся среду. Практически это означает, что в рамках наших представлений из одной вселенной в другую попасть невозможно. Для этого нужно каким-то образом вернуться назад в прошлое, в доинфляционную стадию, а потом снова устремиться в будущее по новому пузырю.

Такая модель устройства мира предполагает возможность вселенных с другими свойствами, не такими, как наша — с большим числом измерений, например, или другими квантовыми законами. Возможна, в частности, ситуация, при которой сохраняется единая связка измерений «пространство-время», как было некогда и у нас. Другое следствие этой модели — множественность вариантов будущего нашей вселенной. Все зависит от того, насколько устойчива темная энергия. Если свойства ее стабильны, то, скорее всего, галактики улетят «за горизонт событий», т.е. их свет не дойдет до нас никогда. Если же она не стабильна, то во вселенной через миллиарды лет могут возникнуть законы, отличные от теперешних.

Картина вселенной вначале инфляционной стадии ученым более или менее понятна… А вот как она пришла к этому, сказать пока затруднительно. В принципе можно предположить, что вселенная была создана в «лаборатории», которая принадлежала некому сверхразуму с неограниченными возможностями по части энергоресурсов. Ведь ему пришлось бы сжать материю до чудовищных плотностей — на 70 порядков выше плотности атомных ядер. Представители этой гипотетической суперцивилизации смогли бы увидеть плоды своего труда, только если отправили бы своих «наблюдателей» в нашу вселенную, причем только в какой-то ранний момент «сотворения». Эти «наблюдатели» возвратиться в свой мир вряд ли когда-нибудь смогут, поскольку им пришлось бы вернуться назад во времени. В рамках наших сегодняшних представлений это немыслимо, во всяком случае, пока вселенная не изменит своих свойств.

Вот так, пересказывая в очень обобщенном и упрощенном виде, в начале нашего века некоторым ученым видится космология нашего мира. Следует оговориться: это всего лишь гипотеза, впрочем, поддержанная рядом серьезных ученых и именуемая «стандартной моделью». И ее изложил, как сам понял, человек без какого-либо технического образования с выраженным гуманитарным складом личности. И все-таки, чтобы просто понять, что здесь изложено, необходимо иметь пусть самое общее представление о некоторых базовых знаниях, доступных, впрочем, сегодня и школьникам: общей теории относительности, квантовой механики, азов астрономии. Более трех тысяч лет назад о зарождении и некоторых свойствах вселенной попытался рассказать соплеменникам и современникам удивительный человек по имени Моисей. Все это он придумал не сам. Но осмыслил-то и изложил все-таки он. Вот величайшая загадка, которая, вероятно, никогда не будет разгадана: каким образом ему удалось понять те вещи, которые еще совсем недавно были сокрыты от передовой науки XX века!       

Начало Творения

Первые слова Библии знают наизусть многие люди на земле: «Вначале сотворил Бог небо и землю». В подлиннике, на иврите, они звучат так: «Берешит бара Элохим эт ха-шамаим ве-эт ха-арэц». Однако истинный смысл этой фразы часто ускользает от читателя, даже и весьма подготовленного к восприятию текста.

Элохим — множественное число от Элоах, по мнению комментаторов Пятикнижия, происходит от корня «эле» — указательного местоимения «эти», обозначающего явления в их единстве: «все эти». Слово «элохим» может употребляться для обозначения тех сил в обществе, которые устанавливают законность, подавляющую хаос и анархию.

Элохим — буквально Боги — употреблено во множественном числе мужского рода, тогда как глагол «бара» — «сотворил» употреблен в единственном числе. Считается, что здесь имеет место грамматическая категория, которая именуется в лингвистике множественное возвеличения (pluralis majestaticus). Возможно, речь идет об использовании множественного числа для выражения абстрактной идеи, и тогда слово Элохим следует переводить как Божественность.

Корень слова «бара», как указывают комментаторы, родствен корню в словах «убежал», «ушел», «вырвался наружу». В лексическом смысле «бара» означает — выход изнутри вовне, это всегда творение из ничего, сущего из несущего. Слова «бара Элохим» — это выведение мира из Себя, «процессы, идущие от состояния предшествующих творению к радикально отличающемуся от него состоянию творения» (Б. Берман).         

Предлог «бе» («в») на письме сочетается со словом «решит» в значении первенствования. Причем «решит» вовсе не означает начало во времени или отправную точку в пространстве. Здесь вообще не идет речь о порядке творения, — о том, что было в начале, а что потом. По своему семантическому содержанию слово «решит» употребляется в Бытии, первой книге «Пятикнижия», в значении «возникновения», становления нового, а не отрицания старого. «Решит» — это новый поворот процесса или новое направление пути. В контексте Бытия слово «берешит», по мнению теологов, указывает на абсолютное начало мира, на то, что мир принципиально начален, и что у него есть Творец.

«Шамаим» — небо (может быть, небеса) — множественное число слова «шам», которое переводится на русский язык указательным местоимением «там». «Шамаим» указывает на все то, что существует вне пределов человеческой досягаемости — там, вовне, сверху.

«Арец» — земля — сопряжено со словом «харац» в значении «вырезать». Это специально ограниченная, отделенная обитель индивидуализированного существования. «Арец» близко к корню «руц» — бежать, стало быть, отделенность как-то связана с движением, деятельностью.

Однако в первом стихе Библии сказано не «шамаим вэ-арец» (земля и небо вообще), а «эт ха-шамаим ве-эт ха-арец». Определенный артикль в начале слов указывает на то, что речь идет конкретно об этом, нашем, небе и этой, нашей, земле. Что это значит? Что есть еще какие-то подобные миры?

Одна из ключевых идей творения содержится во втором стихе Бытия: «И земля была пуста и хаотична, и тьма над бездною…»

На иврите в транслитерации это звучит так:

Вэ ха-арец хайта тоху ва-воху вэ хошех аль-пней тэхом …

И тут есть один значимый нюанс, недоразумение, которое необходимо разъяснить. Делов том, что глагол «хайта» только очень условно можно перевести как «была», точнее: «стать», «выразиться». То есть «Земля стала» таковой, пришла в такое состояние из какого-то другого… Есть разница?

Таинственными, почти непереводимыми словами описано состояние вселенной непосредственно перед началом творения. Словом «тоху» определена полная деструкция материи, в которой предстоит начаться творению, а «боху» (б/в — фонетическая трансформация) отражает некий намек на потенцию действия. Иными словами, «тоху ва-воху» указывает на саму возможность становления при пока еще полной неосуществленности какого-либо замысла.

«Техом» — не просто бездна, это пучина, заполненная некой субстанцией, рвущейся вовне, готовой к взрыву; «аль-пней» — дословно «по лицу» — часто употребляется в значении противостояния, противодействия; «хошех» — это нечто сдерживающее свет, условно говоря, тьма. Это словосочетание можно рассматривать так: во теме происходит взрыв предельно напряженной пучины. «Состояние хаоса и смятения Земли, состояние «тоху», перешло в состояние предельно рвущейся во все стороны первоматерии, «техом», на которую наложена действующая сила тьмы «хошех» (Б. Берман).      

Результат произошедших событий представлен во второй части стиха: «вэ-руах Элохим мэрахэфет аль-пней ха-маим» — «и дух Божий витал над водою». Возможно, ситуацию нужно понимать следующим образом: «техом» под воздействием «хошех» стал «маим», т.е. «водами». Но может быть, эти слова следует воспринимать более «предметно». Слово «руах» можно перевести с иврита не только, как «дух», но еще и как «ветер». Слово «Элохим» употребляется в Библии не только для обозначения Бога, но и для выражения высшей степени качества или свойства того или иного предмета или явления — «могучий, очень сильный». Тогда фраза приобретает предметный смысл — «сильнейший ветер проносился над водами» (И.Тантлевский).

В следующем стихе речь идет о сотворении света, а точнее об отделении света от тьмы. Под словом «ор» (свет) — можно понимать нечто, вырывающееся на свободу — «херут», освобождающееся из тьмы. Этот акт, кажется, совершенно определенным образом указывает на процесс высвобождения из бесструктурной материи, сжатой до невероятно высокой плотности, частиц электромагнитного излучения — фотонов. Причем из текста Бытия не очень-то понятно, каким образом была создана субстанция, выраженная понятиями «тоху ва-воху» и «техом». Но поскольку с создания света начинается упорядочение материи, выраженной Словом, мы понимаем, что до этого был бессущностный, неупорядоченный хаос, в Божьем Слове не выраженный. Возможно, именно с создания света, а точнее с его «высвобождения», запущена некая «программа» творения. Может быть, она действует и до сегодняшнего дня, поскольку заложена в «основу» вселенского бытия.                 

Вербальная суть «программы» хорошо сформулирована в следующей фразе: «И назвал Бог свет днем, а тьму назвал ночью». В других книгах Библии ситуация определена еще более конкретно: «Словом Господа сотворены небеса и дуновением уст Его все их воинство» (Пс.ЗЗ;6).

В сущности само слово «берешит» указывает на существование некоего изначального плана Творения. О наличии «разделительной черты», «плана», «временной грани» между «до и после» говорят и ученые.

«Хаос случайных высокоэнергетических столкновений делал невозможным хоть сколько-нибудь упорядоченное состояние частиц и энергии, которое содержало бы информацию о том, что было раньше, — пишет американский исследователь Джеральд Шредер. — Отсутствие порядка препятствовало передаче информации через ту временную грань, которая отделяла «до» и «после». И хотя библейская традиция и космология пришли к своим выводам с разных позиций, эти выводы одинаковы…»

Космогонические сказания Древнего Востока

Теперь посмотрим, каковы же были представления об устройстве мира у соседних с израильтянами великих народов к тому времени, когда начали бытовать сведения космогонической истории, рассказанной Моисеем.

Вряд ли стоит сомневаться, что личность и взгляды Моисея формировались в Египте, где он жил в молодости. Вероятно, именно египетские жрецы сформулировали самые передовые воззрения человечества второй половины II тысячелетия до н. э. При этом, как отмечают ученые, религиозно-мифологическая система Египта отличалась такой изощренной доскональностью, какой не знает ни одна из развитых религий древности.

Следует также помнить, что жизнь, а значит, и религиозные представления египтян формировались в отдельных областях — номах, подчас не слабо связанных друг с другом административно-хозяйственными узами, а стало быть, идеологические установки, религиозные и научные идеи также складывались в них обособленно.

Одно из древнейших сказаний египтян, родившееся в городе  Хенсу (Гераклеополь), относится к XXII веку до н.э. В ту пору считалось, что именно в Хенсу главный местный бог Хеншеф впервые ступил на сушу из первозданного океана: «Где он восходит, земля озаряется, его правое око — солнце, левое — луна, его душа — свет, из носа его выходит дуновение, чтобы все оживлять».

«Создал владыка для людей — своего стада, вышедшего из тела его, небо и землю, уничтожив хаос и сотворив воздух для дыхания. Сотворил он растения, животных, птиц и рыб для их пропитания. Сотворил он на благо живущих свет и, восходя на небо, плывет по нему, чтобы люди созерцать его».

Более позднее мемфисское сказание относится к VIII веку до н.э., когда Мемфис, древний религиозный и политический центр страны, вновь становится столицей, что потребовало особого возвеличивания главного местного бога Птаха.

«Было время, когда не существовало еще мира. Первым появился Птах, никем не рожденный, сам по себе. Он-то и создал мир и населивших его богов. Зародилась в сердце Птаха мысль в образе Атума, возникла она на языке в этом образе… Птах в каждом теле, во рту каждого из богов, всех людей, всех зверей, всех червей и всего живущего, ибо он мыслит и повелевает всеми вещами, какими хочет… И умиротворился Птах, создав все вещи, и произнес божественные слова. Он породил богов, создал города, основал номы, водрузил богов в их святилища… И вошли по его воле боги каждый в свое тело из всех древесных пород, камня и глины и приняли в них свой облик»

Это всего лишь примеры. Египетская мифология о сотворении мира существует в десятках версий. Но при этом нетрудно сформулировать основные «архитипические» детали и подробности египетского мифа о рождении вселенной: персонификация «творца», создание богов и людей из подручного материала или из самого «творца», естественное перетекание времени из «до» в «после»…

Неменее интересны и космогонические мифы Месопотамии.

В знаменитой древней месопотамской космогонической поэме «Энума Элиш», названной так по первым словам «Когда вверху» и относящейся ко второй половине II тысячелетия до н.э., сотворение мира предстает как борьба старшего и младшего поколений богов. Согласно воззрениям аккадцев и вавилонян вселенная создавалась в два этапа.

На первом этапе, «когда вверху небеса еще не имели названия, когда твердь еще прозвища не имела, существовали лишь первородный создатель их Апсу, Мумму, мудрый его советчик, и Тиамат, всего живого праматерь. Обитали они в бездне великой, воедино смешивая свои воды».

Именно в чреве Тиамат зародились боги, олицетворяющие различные стихии, в то числе и мудрый Эа, унаследовавший от чудовищного Апсу владычество над подземными водами.

Вообще-то, как представляется, «Энума Элиш» не столько космогоническая поэма, сколько идеологический текст, призванный обосновать возвеличение бога Мардука, ставшего во главе вавилонского пантеона. Именно он возглавил противостояние с богами первобытного хаоса в лице чудовищной Тиамат и ее окружения. Итоги состоявшегося сражения легли в основу представлений об упорядочении мироздании.

«Рассек он туловище Тиамат пополам, словно устрицу. Половину, что выше была, поднял он наверх и прикрыл ею верхние воды, словно стеной. В этой стене, которой он имя дал «небеса», пробил он ворота и стражей поставил, чтобы они по его повелению дожди град и снег выпускали. Из нижней половины могучего тела Мардук создал землю и закрыл ею нижние воды… На голову Тиамат навалил он гору, чтобы воды не растекались по поверхности земли, а сохранялись, из глаз извлек великие реки Тигр и Евфрат…»

Великолепный поэтический текст, зафиксированный на семи табличках, позволяет читателю судить, сколь далеко все эти страсти отстоят от воззрений, рассказанных Моисеем в Бытии. В то же время нельзя не заметить и взаимосвязи некоторых деталей, и это естественно, поскольку израильтяне жили на Древнем Востоке не в безвоздушном пространстве.    

Ученые заметили, что картина космоса, представленная в Библии, имеет ряд схожих черт с  древневавилонской. У вавилонян было несколько небесных сфер, предназначенных для обитания множества богов. Но хотя Бог израильтян создал только одно небо, в различных частях Библии можно встретить выражение «небо небес», а само слово «шамаим» употребляется во множественном числе — небеса.

Далее. Ивритское слово «техом» (бездна) — через арабское «тихамат» (хаос) восходит аккадскому «Тиамат» — имени богини  первоначального хаоса, существовавшего до сотворения мира, а при сотворении использовавшегося как материал.

Возможно, «небо и земля» в I стихе Бытия является калькой с шумеро-аккадского понятия «ан-ки», букв. «небо-земля», служившего для обозначения всей вселенной. В «Энума элиш», например, бог Мардук нарекается другими богами именем «lugal-dimmer-an-ki-a» — «царь богов неба-и-земли», т.е. царь вселенной.      

В подобных совпадениях нет ничего невероятного, — космогонические параллели с мифологией Месопотамии вполне корректными. Ведь предки Авраама, да и он сам, имели тесные связи с Междуречьем, их поддерживали Ицхак и Иаков. В сиро-палестинском регионе шумерский, а затем и аккадский языки были широко распространены, не только как языки официальной документации, но также художественной и научной литературы.

Но как бы там ни было, самые передовые и разработанные космогонические теории Древнего Востока в значительной мере отличались от библейского креационизма, т.е. идеи сотворения мира из ничего. В древних мифологиях боги всегда возникают из вечного первозданного хаоса и затем наводят в нем порядок. И только в Бытии Бог создает хаос из ничего, а затем упорядочивает его. Такая последовательность вполне соответствует современным теориям происхождения вселенной.

Стоит отметить, что подобные воззрения можно встретить не только в Пятикнижии, но и в других книгах Библии, например в Книге Иова или Книге пророка Исайи. А в канонической у христиан Второй Книге Маккавеев (7;28) прямо говорится: «Посмотри на небо и землю и, видя все, что на них, познай, что все сотворил Бог из ничего…»

Интересно, что идея творения мироздания из ничего была абсолютно неприемлема в популярных доктринах античных философов, утверждавших, что «сущее не возникло и не подвержено гибели, что оно закончено в себе, однородно, неподвижно и не имеет конца» Похоже, не правда ли, на то, чему учили в школе две тысячи лет спустя после Платона и Аполлодора. Но сегодня концепция Библии о том, что у вселенной все-таки было «начало» находит подтверждение в исследованиях современных ученых.   

Свет, рожденный Тьмой

Итак, согласно взглядам современной науки вселенная является результатом Большого Взрыва и последующего расширения из первоначальной точки…

Условия, существовавшие до появления материи и энергии, нам не известны, даже не представимы. Но можно попытаться описать то, что произошло сразу после начала

Вся вселенная была сосредоточена в одной микроскопической частице, внутри которой температура достигала чудовищной величины1032  градусов Кельвина. Для сравнения температура в центре Солнца равна всего 15 миллионам градусов, а на его поверхности только 5800о  К . Сам «момент ноль» в границах известных нам законов природы неописуем. Хотя несомненно он был, и кто-то все-таки ввел материю и энергию (точнее, эту непредставимую субстанцию) в «предстартовое» состояние.

Разумеется, материя в первый момент была совсем не такой, какой мы знаем ее сегодня. Давление и температура были столь высоки, что, скорее всего, она существовала в виде «чистой энергии». Считается, что внутри этого «первоначального ядра» произошел взрыв, «резкое вспучивание», причины которого не ясны. Ученые говорят о некоем «взаимоотталкивании», о чем-то вроде «антигравитации». Слово «вспучивание», мало похожее на научный термин, подчеркивает, что силы, которые воздействовали на «объект», пришли изнутри. Никакого «снаружи», во всяком случае, понятного для нас, не было. Вселенная, вернее, то пространство, которое она занимает, — в нашем представлении и есть все физическое существование во всей своей полноте.

Одновременно с расширением понижались давление и температура. Вселенная представляла собой смесь фотонов и свободных электронов, т.е. частиц света и материи, находящихся в состоянии непрерывных столкновений. Эти столкновения были столь частыми, что фотоны оказались буквально погребенными внутри массы вселенной. Ситуация изменилась после того, как этот «первозданный хаос» очистился от свободных электронов, которые оказались «связанными» в стабильных орбитах вокруг сформировавшихся атомных ядер. Вот тогда фотоны получили возможность двигаться свободно. Получается, что свет во вселенной буквально отделился от тьмы материи.

Энергия фотонов существует в очень широком диапазоне — от слабых микроволн в микроволновых печах до мощных гамма-лучей, приходящих от Солнца. Но видимый свет — это именно те фотоны, которые взаимодействуют с орбитальными электронами. «Свет», о котором речь идет в Бытии, существовал и до того, как Бог отделил свет от тьмы. Излучение этого «света» было выше человеческих возможностей восприятия. Его энергия выделялась в диапазоне гамма-лучей далеко за пределами видимого волнового спектра. Когда вселенная остыла до 3000о К, и электроны обрели стабильные орбиты в атомах, энергия фотонов понизилась настолько, что они не только высвободились из материи («отделились», по словам Бытия), но и стали видимыми. С этого момента «свет» и «тьма» стали отдельными «субстанциями». Библия в этом вопросе нисколько не противоречит данным современной науки: создание света Библия трактует как идею отделения света от тьмы… Непонятно, как эта неординарная мысль могла быть воспринята людьми, жившими во II тысячелетии до н.э. 

Явления, связанные с «взаимодействием света и тьмы», можно и сегодня наблюдать в космосе. Когда огромная масса материи сконцентрирована в небольшом объеме, гравитация столь велика, что весь континиум «масса-энергия» удерживается «внутри». Ничто не может вырваться «за его пределы», даже свет. Астрономы называют такой феномен «черной дырой». Все, что находится в пределах «черной дыры», включая свет, втягивается вовнутрь и как бы перестает существовать.

Понятие «хошех», некотором смысле, — это отсутствие или катастрофическая нехватка Света Бога — Тьма. Тьма и свет созданы одним высшим источником, причем, именно тьма сотворена из «ничего» для того, чтобы создать вселенную. Таким образом, тьма предварила во вселенной свет, но в соответствии с замыслом Творца не исчезла, а пребывает в мире наряду со светом. Неслучайно слово «ор» (свет) и в самом деле близок слову «херут» (свобода). Выходит, что «отделение» света от тьмы, «освобождение» от первозданной материи  вовсе не литературная метафора, а вполне реальный, основанный на современных научных представлениях, процесс.

 

Время без места

Надо полагать, что до начала творения, т.е. возникновения вселенной, время не существовало. Об этом, кажется, свидетельствует стих Бытия (1;5): «И был вечер, и было утро: день один».

Слово «первый» могло бы подразумевать существующую последовательность дней, некое течение времени, но временной последовательности, с которой можно было бы соотнести этот день, не было. Он, этот день, стоял сам по себе — как «день один». Для счета всех остальных дней этой недели используются порядковые числительные — второй, третий и так далее. Только с наступлением «дня второго» возникает последовательность дней. Таким образом, время сопутствовало созданию вселенной. Представляется очевидным, что оно связано с созданием света.

Это логично: если имело место начало всего сущего, то, стало быть, и время тоже должно иметь начало. Вселенная творилась постепенно — это определенно сказано в Бытии.

И сегодня вселенная не является застывшей структурой, — она продолжает развиваться.

Ученые полагают, что имеется теоретическая возможность создания вселенной одновременно, одним разом, путем одномоментного создания всех ее компонентов. Если бы это было так в нашем случае, тогда можно было бы говорить о бесконечном, вернее, безначальном времени. Говоря схематично, если бы до сегодняшнего дня миновало бесконечное число дней, то сегодняшний день никогда бы не наступил. Следовательно, число дней конечно, и вселенная имеет начало.

Но как при этом совместить данные Библии о шести днях творения и установленный современной наукой факт, что вселенная существует более 14 миллиардов лет? Причем многие библейские комментаторы говорят, что шесть дней творения — это и есть привычные шесть дней по 24 часа.

Традиционная теология утверждает, что, если бы Творец пожелал создать вселенную сразу, единовременно, Он так бы и сделал. Однако по каким-то причинам был избран сценарий постепенного развития. Первые стихи Бытия, собственно, и посвящены идее поэтапного творения, т.е. постепенного превращения субстанции сразу после начала в ее современное состояние. Возможно, состояние «тоху ва-воху» и есть основа двух исходных строительных «кирпичей» мироздания, из которых впоследствии образовались водород и гелий, а потом — и все остальные элементы. Звездная масса соединялась, взрывалась, извергалась, соединялась вновь, и этот материал вновь «использовался» для строительства звезд… И как все это можно было успеть менее, чем за неделю? 

И потом, кто должен был это время фиксировать? И как, на каких часах?

Следует иметь в виду, что, хотя в первом стихе Бытия и сказано, что в первую очередь были созданы «небо» и «земля», скорее всего, это означает, что сначала все же была образована первичная субстанция, из которой впоследствии предстояло образоваться этим фундаментальным атрибутам творения. Это находит свое подтверждение в последующих стихах, где сказано, что «в шесть дней сотворил Господь небо и землю» (Ис.31;17). Значит, необходимая протяженность событий все же была. 

В соответствии с законом относительности — одним из фундаментальных законов мироздания — невозможно в расширяющейся вселенной фиксировать время, охватывающее некоторую последовательность событий, так, чтобы оно было равно времени протекания тех же событий, но наблюдаемых из другой точки вселенной. Иными словами, одни и те же события в зависимости от места расположения наблюдателя имеют разную протяженность. Это может означать, что в разных концах вселенной время течет по-разному. При этом очевидно, что для событий, включенных в описание процессов в первых стихах Бытия, практически невозможно выбрать единую систему отсчета времени, поскольку слишком много факторов влияет на скорость их протекания.

Формирование материи от субстанции после Большого взрыва до ее сегодняшнего состояния было слишком сложно и многообразно, чтобы течение времени было в ней неизменным. Превращения космического вещества до образования Земли совершались в миллиардах звезд и в межзвездном пространстве одновременно и последовательно. Каждый звездный объект имел свою собственную гравитацию, свою скорость движения и, следовательно, свою собственную пространственно-временную систему отсчета.

Вспомним хрестоматийный мысленный эксперимент Эйнштейна, о котором нам рассказывали в школе на уроках физики и астрономии: астронавты, на борту несущейся на большой скорости ракеты, и ученые, сидящие в неподвижной лаборатории, фиксируют два разных промежутка времени для одного и того же события. Если бы в течение тех самых шести дней в той части вселенной, где теперь расположена Земля, были бы установлены некие часы, они вовсе не обязательно зафиксировали промежуток в 14 миллиардов лет. В ранней вселенной протекание времени в этом месте было совершенно иным. Чтобы описать временную последовательность развития вселенной, пришлось бы выбрать «компромиссную» систему отсчета, при которой вселенная воспринималась бы как единое целое. Но есть и другая гипотетическая возможность: «часы», фиксирующие отсчет времени, могли быть установлены за пределами экспериментальной вселенной. В этом случае мы, конечно же, не сможем оценить их показаний, однако не трудно предположить, что длительность событий будет фиксироваться как-то по-иному. Логично предположить, что только после «сотворения человека», иными словами, только после одухотворения его душой/нешама, «часы» могли быть установлены на Земле. Только в этот момент многие миллиарды «часов» во вселенной могли бы заменить одни единственные, по которым предстояло измерять течение будущих событий.

«Когда Библия описывает, как день за днем развивается наша вселенная в течение первых шести дней, последовавших за Творением, она и в самом деле говорит о шести днях по 24 часа в каждом, — пишет Дж. Шредер. Но система отсчета, в которой исчислялись эти дни, включала в себя всю вселенную. Эта первая неделя Творения — отнюдь не сказка, призванная удовлетворить любопытство ребенка с тем, чтобы потом, с приходом мудрости взрослого, быть отброшенной за ненадобностью. Совсем наоборот — в ней содержатся намеки на события, к пониманию которых человечество начинает приближаться только сейчас».          

***

Считается, что Пятикнижие было записано Моисеем. Однако передано оно было ему Всевышним — непознаваемой Божественной Сущностью — неким не представимым способом. (Ну, не под диктовку же писал Моисей, в самом деле!) Конечно, Моисей был гением, может быть, самым великим гением всех времен. Но все-таки он был человеком!

А расстояние между Ним, Всевышним, и нами, людьми, совсем не такое, как, допустим, между сообществом homo sapiens и колонией муравьев. И люди, и муравьи — земляне, и уже потому близки, что подтверждают, между прочим, и генетические исследования.   

Контакт с Моисеем был осуществлен совершенно непредставимой Сущностью, говоря языком астрономов, представителем «цивилизации третьего порядка», которая способна ставить эксперименты за пределами нашей вселенной.

Мы узнаем из Пятикнижия то, что сумел передать нам Моисей, но пророк сказал то, что сам понял, и как понял. (Нам не из чего выбирать: Библия — наша единственная связь с Богом!) А понял он, надо сказать, немало, особенно если учитывать, что жил он почти три с половиной тысячи лет назад. Представления, высказанные Моисеем, живее и объемнее, не только, всего того, что мы находим у его египетских и месопотамских современников, но и великих мыслителей античности и даже большинства ученых совсем еще недавнего времени.

2008  

Не достаточно прав для комментирования