Вход на сайт

 

Ближневосточная головоломка

Уж извините за банальность, но красноармеец Сухов из популярного фильма «Белое солнце пустыни», по большому счету, был прав: Восток — дело тонкое. Особенно Ближний Восток! И тем более, — когда на Ближний Восток смотришь с Запада, возникает ничем не объяснимый оптический обман: вот только что очевидная реальность представала живой, дышащей плотью, а присмотрелся повнимательнее — и перед тобой, словно на витрине, возник грубый аляповатый муляж. 

Справедливости ради надо заметить, что не только взгляд с Запада

порождает иллюзорно искаженное восприятие действительности, но и собственно израильское видение событий и фактов плохо фокусирует тамошнюю жизнь, и, соответственно, изображает ее, не то, чтобы совсем невнятно, но все же в каком-то чудаковатом, подчас нелепом виде.

Остров Израиль

Ну вот, например, каждый израильтянин скажет вам (да что там — скажет, вы прочтете об этом во всех справочниках и энциклопедиях!), что Тель-Авив и близлежащие приморские города от Нетании до Ашдода находятся в центре страны. Теперь посмотрите на географическую карту. Видите? Разве ж это центр? Нет, конечно. Это запад, чистый крайний запад. Причем инновационный ум некоторых израильтян планирует строительство искусственных островов еще западнее, в Средиземном море. Несколько лет назад презентация такого проекта известного ученого из Хайфы Михи Бурта проходила в Москве. На подсознательном уровне это означает непреодолимое желание израильтян уплыть от своих беспокойных арабских соседей хоть в открытое море, хоть к черту на рога. Другой замечательный ученый и поэт Александр Городницкий и вовсе выдвинул оригинальную теорию: мол, когда-нибудь Израиль «отколется» от материка по границе Сиро-Африканского разлома (т.е. по долине реки Иордан) и станет островом. Правда, нескоро, через несколько миллионов лет; пойди — проверь!

Не знаю, произойдет ли это в действительности, но пока (еще раз взгляните на карту!) в центре страны расположены Иудея и Самария, исконные районы Израиля, где в недалеком  будущем планируется создание арабского государства. Поскольку «арабская Иудея» звучит не слишком политкорректно даже для нашего непритязательного уха, «либеральные» публицисты и политологи выдумали небывалый терминологический монстр — «Западный берег». Эта географическая фикция особенно удобна, ибо провоцирует еще одно нелепое заблуждение: раз есть у реки Иордан западный берег, на котором живут палестинцы, стало быть, где-то должен быть и некий восточный берег, на котором живут израильтяне; время от времени они делают вылазки через Иордан и третируют мирное арабское население «оккупированных территорий».

И снова взглянем на карту. Что же мы видим?

Оказывается, восточный берег реки Иордан прочно занимает Королевство Иордания, или Трансиордания, как эту страну называли прежде. А Израиль, так и не научившийся произвольно перемещаться в пространстве, расположен как раз на западном берегу, где Самарийские и Иудейские холмы, также как и Галилейские горы, долина Шарон или пустыня Негев уже многие тысячи лет являются неотъемлемой частью библейского пейзажа, хорошо знакомого евреям и христианам. Там пас своих овец и говорил с Богом патриарх Авраам по прозвищу Иври, там охотился и любил свою Фатиму его старший сын Ишмаэль, там воевал с филистимлянами царь Давид, строил Храм мудрец Соломон и проповедовал странствующий философ рабби Иешуа из Назарета.

Скитальцы морских дорог

Кстати о филистимлянах, которых нынешние арабы совершенно некстати выбрали в качестве своих древних предков. Филистимляне появились в Восточном Средиземноморье, в Египте и Ханаане, в числе других так называемых народов моря во второй половине XII века до н.э. Об этом имеется убедительное свидетельство в надписи одного из египетских храмов, где среди других незваных гостей, вступивших в бой с войсками фараона, упомянут народ [Pw-l-s-tu]. Сегодня считается практически доказанным, что это был один из народов яванского (греческого) мира, говоривший на языке индоевропейской группы. Эти морские скитальцы, снявшиеся с мест в результате каких-то природных катаклизмов, буквально перекроили карту древнего мира в XIII-XII веках до н.э. Впрочем, в битвах с египтянами народы моря не снискали особой славы. Однако, тем, кого называли «пилиштим», повезло больше: им удалось потеснить египтян в Западном Ханаане и закрепиться на прибрежной средиземноморской полосе, образовав так называемое Пятиградье в древних ханаанских городах Экрон, Ашдод, Ашкелон, Гат и Газа. Как видим, некоторые из этих городов и сегодня хорошо известны по популярным туристическим схемам Израиля и сводкам новостей с Ближнего Востока. Считается, что «пилиштим» в древнееврейской огласовке происходит от ассирийского «пилишти/паласту», что означает «пришельцы», «чужаки».

На долгие годы и десятилетия филистимляне становятся «головной болью» израильтян, пришедших в Ханаан после египетского рабства почти одновременно с нашествием народов моря — с ними воевал и легендарный Самсон, и первый израильский царь Саул, а окончательно их разгромил только Давид. В X веке до н.э. пришельцы потеряли всякое значение и растворились подобно многим другим народам Древнего мира.

О филистимлянах вновь вспомнили римляне, которые после поражения израильтян в Иудейских войнах во II веке (уже нашей эры!) решили стереть само имя потомков Авраама и Иакова не только из анналов истории, но и из памяти будущих поколений. Они стали называть древнюю Землю Израиля — Syria Palaestinei , что дословно означает Палестинская Сирия, которая стала частью уже существовавшей римской провинции Сирия. Топоним «Палестина» благополучно пережил и римлян, и византийцев. Арабы пришли на эти земли только в 638 году. Не мудрствуя лукаво, они воспользовались старым римским названием. Так появилась дальняя захудалая провинция Фаластын огромного, раскинувшегося на необъятных просторах Азии, Европы и Северной Африки, Арабского Халифата. Стало быть, арабы начали заселять древнюю Землю Израиля только в VII веке; так же как и евреи, они оставались там в небольшом количестве вплоть до конца XIX века. Согласно официальной статистике турецких властей Османской империи в 1882 году в провинции насчитывалось 141 тысяча мусульман. Всех мусульман: и турок, и арабов, и других! В то же время до начала так называемой Первой алии в 1880 году, т.е. первой волны репатриации из стран рассеянья в Палестине проживало около 24 тысяч евреев. Тоже немного. Что поделаешь: земля находилась в полном запустении. Ситуация резко изменилась уже через несколько десятков лет… Не следует забывать, что значительная часть евреев и не думала о создании в Палестине еврейского государства, первоначально речь шла об утопическом возрождении ханаанейской общности евреев и арабов на библейской земле. Социалисты, коих среди евреев было едва ли не большинство, вообще мечтали поднять знамя рабочих и крестьян в Палестине. Нечего и говорить, что все эти благие иллюзии после погромов, организованных арабским руководством в 20-е годы прошлого века, окончились страшным провалом.

Государство — призрак

Так кто же такие «палестинцы»?

Всякий здравомыслящий и неангажированный человек ответит: это и евреи, и арабы, и христиане, живущие на территории Палестины. Никакого специального палестинского народа никогда не было и нет! Кое-кто полагает, что есть такая особая общность — москвичи. Или одесситы. Может быть, спорить не стану. Но никто же не станет выдвигать претензии на суверенитет самобытного одесского народа Северного Причерноморья!

Между прочим, покойный Ясир Арафат родился в Египте в богатой семье землевладельцев. Возглавляемая им Организация освобождения Палестины (ООП) была основана до 1967 года, задолго до того времени, когда в результате Шестидневной войны израильтяне распространили свой контроль над Иудеей, Самарией и Газой. Сегодня как-то не принято вспоминать о том, что «неистовый раис» и его сторонники ставили перед собой задачу «освобождение» не только «западного берега»,  но и вообще всей Палестины, — не только от израильтян, но и от иорданцев. Для этого ООП попыталась свергнуть короля Хусейна, но, не преуспев в этом, объявилась в Ливане, ввергнув страну в кровавую гражданскую войну между христианами и мусульманами.

В последнее время много говорят о необходимости «восстановить палестинское государство в границах 1967 года». Боюсь, что из этой затеи ничего не выйдет. Проблема в том, что никакого палестинского государства ни на этой территории, ни на какой-либо другой, ни в границах 1967 года, ни в каких-либо других, — никогда не было. Никогда — ни сто лет назад, ни тысячу, ни когда-то еще. До 1967 года территория Иудеи и Самарии находилась под контролем Иордании (замечу в скобках, что у этой арабской страны нет к Израилю никаких территориальных претензий), которые перешли к ней после прекращения британского мандата. Британцы же получили их в качестве подмандатной территории после распада Османской империи в результате Первой мировой войны. А до этого Палестина в течение 400 лет оставалась ее частью — после разгрома мамлюков в 1516 году. А те в свою очередь «унаследовали» Палестину после разгром крестоносцев. А до крестоносцев ею владели халифы, а еще раньше византийцы и римляне. Таким образом, последнее по времени независимое государство, которое располагалось на территории Палестины, называлось Иудея. Впрочем, этот «неожиданный» факт известен многим из Библии, он зафиксирован Иосифом Флавием и другими древними историками, включая и тех, кто не слишком хорошо относился к евреям; он лег в основу бессмертных романов писателей недавнего прошлого Томаса Манна и Фейхтвангера…

На самом деле, ближневосточная головоломка имеет весьма простое решение, если бы только удалось избавиться от подсказок многочисленных доброхотов и «экспертов».  

  2008