Вход на сайт

Когда «малый народ» становится «большим»

 

Леонид Гомберг(ТЕЛЬ-АВИВ)

Новое время №8 февраль 1995

 

Даже поверхностный взгляд на «израильскую улицу» ставит новых репатриантов в тупик: «что, и эти люди тоже евреи?», — спрашивают они.

Тут и там попадаются смуглые парни с усиками, черноволосые и темноглазые; их арабское происхождение, казалось бы, очевидно. Но нет — они шпарят на иврите, носят кипы и ходят в синагоги, которые называются сефардскими. Это евреи из стран Арабского Востока, огромной волной нахлынувшие в Израиль в пятидесятые годы.

В еврейском государстве легко встретить высоких светловолосых парней и девушек, говорящих на английском языке. Это их родной язык — они приехали из США и теперь тоже израильтяне. Их фамилии не оставляют сомнения в ашкеназском происхождении.

А вот и статные чернокожие ребята в израильской военной форме. «Что, и они тоже?..» — невольно возникает вопрос. Да, так оно и есть: это евреи — фалаши, согласно легенде, потомки царя Соломона и царицы Савской, спасенные из чрева гражданской войны в далекой Эфиопии.

Одним словом, в Израиле прежние стереотипы рушатся моментально. Оказывается, еврей — это не только нечто долговязое, тщедушное, в очках, с длинным носом и со скрипочкой в руках…

 

 

Китайцы самые умные

 

Исследование, проведенное американскими учеными Чарльзом Мюрреем и Ричардом Гернштейном, убедительно доказывает, что можно, основываясь на строго научных данных, установить IQ (коэффициент интеллектуального развития) различных этнических групп.

Результаты исследований таковы: представители желтой расы показывают в среднем более высокий IQ, чем европейцы, — 140 против 100. Чернокожие достигают еще меньших, чем европейцы, результатов — лишь 85. Авторы исследования специально оговариваются, что существуют миллионы чернокожих, уровень развития которых превосходит уровень развития и белых, и азиатов.

В течение многих лет на любое обсуждение вопроса об интеллектуальном развитии различных рас было наложено строгое табу, ибо сама постановка проблемы вызывала ассоциации с расовыми теориями нацистов. Рассуждать об этом вслух считалось неприличным.

Нужно ли говорить о том, что в таких «эмигрантских странах», как США и Израиль, дискуссия вокруг IQ произвела эффект разорвавшейся бомбы.

Между тем, по утверждению Сола Коэна из Еврейского университета в Иерусалиме, проведенные в Израиле исследования показали, что существует значительный разрыв в IQ у представителей разных этнических общин страны. Так, например, ашкеназские евреи, выходцы из Европы и США, проживающие в центральном районе, демонстрируют самые высокие показатели; у выходцев же из восточных общин эти показатели самые низкие. При этом профессор Коэн подчеркнул, что на результаты влияют не только интеллектуальные способности человека, но и ряд общественных факторов.

В свою очередь член кнессета Сильван Шалом заявил, что, несомненно, выходцы из восточных общин находятся в Израиле в самом низу социальной лестницы. По его словам, в стране существует элита, включающая в себя до 15 процентов ашкеназских евреев, занимающих ключевые позиции вобществе и диктующих свои «правила поведения» всем слоям населения. Эту ситуацию, считает Шалом, необходимо как можно скорее изменить.

 

 

Кто такие евреи?

 

Очевидно, что в нынешнем израильском обществе вопрос самоидентификации стоит весьма остро. «Кто же такие евреи?» Ответ «этническая общность» отпадает сам собой, поскольку чернокожие эфиопские фалаши для многих ашкеназовэтническинисколько не ближе, чем австралийские пигмеи. Таким образом, остается только один вразумительный ответ — «религиозная общность». Но тогда какое к этому отношение имеет, скажем, репатриант из России, который, как правило, ни разу в жизни не держал в руках Тору, с удовольствием ел свинину, а в синагоге появлялся лишь при раздаче бесплатной мацы. Да и ее просто употреблял в пищу вместо сухарей наряду с обыкновенным батоном...

Есть распространенная в Израиле точка зрения, что все «настоящие» евреи остались в диаспоре, а в Эрец Исраэль проживают уже израильтяне — новая духовная общность. Получается, что сегодня в мире обретаются два абсолютно разных народа с единым «пятым пунктом». Трансформация же одного народа в другой протекает тотчас при пересечении пункта пограничного контроля в аэропорту Лод.

Основатель Государства Израиль Давид Бен-Гурион видел в новой стране большой «плавильный котел», где различные этнические группы со временем преобразуются в единый национально-религиозный монолит. Его точку зрения поддерживает крупнейший израильский писатель АмосОз: «”Кого считать евреем?” — вопрос метафизический. У меня на него имеется очень простой ответ: если человек настолько безумен, что готов называться евреем, то для меня он — еврей. Я не сторонник теории генофонда; нет такого понятия, как «еврейский генофонд». Достаточно постоять одну минуту на иерусалимской или тель-авивской улице, чтобы убедиться в отсутствии “еврейской расы”».

Бесспорно, такая позиция имеет право на существование, однако поддерживающие ее израильтяне имеют ввиду, прежде всего, американцев и европейцев, тех же русских и украинцев. Иными словами, выходцев с цивилизованного Запада.

Но сама жизнь подбрасывает «опровержения» этой теории. Прошлым летом израильские газеты сообщили, что в районе индо-бирманской границы исследователями были обнаружены потомки одного из пропавших колен израильских — «колена Менаше». Когда эти сведения стали достоянием общественности, оно взволновалось не на шутку.

«Приятно обрести нечаянное родство в джунглях Юго-Восточной Азии и на загадочных тропах библейской истории, — писал обозреватель газеты «Вести» ДовКонторер, тонко угадывая настроения обывателя, — однако всякому удовольствию нужно уметь поставить четкий предел. Три миллиона потерянных братьев? Триста миллионов? Блюдут традиции, вы говорите? Спасибо, не надо. Мы тут сами как-нибудь...»

На протяжении недолгой истории израильского государства чуть ли не ежегодно в прессе появляются сообщения о новых «экзотических находках» в сообществе «исторического еврейства». Как в такой ситуации распорядиться обществу: принять или не принять на себя бремя ответственности и заботы о своих пропавших более двух с половиной тысяч лет назад братьях?

Даже при жизни царя Соломона объединение двух царств — Израиля на севере и Иудеи на юге — было непрочным. Когда в 933 году до н.э. Соломон умер, его сын Рехавам наследовал лишь трон Иудеи, где обосновались два израильских колена — Иуды и Беньямина; Израиль же, где обитали остальные десять колен, отказался признать Рехавама царем.

Так начался многовековой раскол, трагически закончившийся в 722 году до н.э., когда ассирийский царь Саргон II захватил столицу Израиля Шомрон. Не желая более иметь дела с извечным сильным соперником, Саргон приказал изгнать из страны все ее население. Так закончилось существование израильского царства и вместе с ним канули в небытие десять израильских колен.

С тех давних времен не затихают поиски утраченных историей собратьев. В нынешнем веке пропавшие братья стали с завидной регулярностью обнаруживаться то в Уганде, то в Китае, то в Эфиопии...

Дискуссии о «пропавших коленах», по-видимому, будут продолжаться вечно. Однако этническое разделение израильского общества — вполне очевидная проблема. У каждой общины есть свои собственные «неоплаченные счета», периодически предъявляемые государству, свои отдельные проблемы, время от времени выступающие на авансцену. Иногда общины бросают вызов всему государственному устройству. Так было весной прошлого года: очередной скандал был связан с именем раввина УзиМешулама, лидера общины евреев — выходцев из Йемена.

 

 

«Дело раввина Мешулама»

 

Речь идет о вооруженном противостоянии с полицией некоей религиозной секты внебольшом городке Йехуд, близ Тель-Авива. Бородатые мужчины в кипах и с автоматами в руках, заняв оборону, забаррикадировались в доме раввина УзиМешулама. Хозяин дома через мегафон передавал полиции свои условия прекращения вооруженного противостояния. Главное из них — активизация работы правительственной комиссии, призванной расследовать историю исчезновения тысяч детей из йеменской общины в годы становления Государства Израиль.

Сам раввин Мешулам — личность колоритная. Он родился в 1952 году в ортодоксальной семье йеменских евреев. Участвовал в нескольких арабо-израильских войнах. В войне Судного дня был ранен. В последнее время преподавал в школе. РебеМешулам является непререкаемым духовным авторитетом для своих приверженцев, которые готовы безоговорочно подчиняться его приказам. Раввин пытается раскрыть тайну пропажи йеменских детей в первые годы существования Израиля.

В начале 50-х годов в Израиль прибыли около 100 тысяч йеменских евреев. В то время измученное войной за независимость еврейское государство нуждалось буквально во всем: в продуктах, медикаментах, оружии, специалистах... Вновь прибывшие репатрианты, в основном из стран Востока, находились на грани физического выживания. Голод и болезни косили сотни жизней.

И тогда, по словамМешулама, чтобыпоправить свои финансовые дела, стоящему увласти социалистическому правительству пришла в голову идея: забирать урепатриантов, в основном из йеменскойобщины, детей и продавать их обеспеченным людям за границу. Была назначенацена: 5000 долларовза ребенка. Раввинутверждает, что унего есть списки как пропавших детей, так и родителей, у которых они были отняты. У раввина, мол, имеются в наличии и документы на людей, усыновивших «пропавших» детей.

Впервые попытка расследования этой истории была предпринята в середине 60-х годов. Созданная тогда Кнессетом комиссия рассмотрела 342 жалобы о пропаже детей. Утверждения раввина в то время не подтвердилось. В 80-е годы расследование было продолжено. И сегодня на рассмотрении комиссии кнессета находятся «дела» 690 детей.

В самом расследовании по-прежнему много неясных мест. Врачи и медсестры, имеющие отношение к исчезновению детей, до сих пор отказываются сообщить места захоронения и предоставить истории болезни. В некоторых случаях в документах наблюдается несоответствие между датой, указанной в свидетельстве о смерти, и датой рождения. Иногда «умерший» по документам ребенок всплывает в списках людей, выехавших за границу.

Все эти сведения просочились в печать и вызвали ажиотаж в израильском обществе, хотя никаких документов, подтверждающих пропажу детей, их незаконное усыновление и участие в этом деле членов правительства и службы безопасности обнаружить не удалось.

...Так кто же такой, этот неистовый УзиМешулам? Религиозный фанатик, политический авантюрист или... святой, через многолетние тернии идущий к истине.

Кем бы он ни был, можно не сомневаться: если обвинения «йеменского» раввина, выдвинутые им против Государства Израиль, подтвердятся комиссией Кнессета, это будет, несомненно, «делом века».

 

 

Эфиопские евреи требуют равноправия

 

В Израиле принято сравнивать две волны репатриации конца 80-х — начала 90-х годов: «эфиопскую» и «русскую». В этом нелепом сравнении «русские» проигрывают с удивительным постоянством. Коренные израильтяне считают, что несознательные и горластые «русские» приехали на «землю обетованную» в «поисках колбасы». «Эфиопы»же - настоящие сионисты: в армии рвутся в боевые части, на профессорские места не претендуют, в пьянстве и проституции не замечены. Одним словом, тихие и симпатичные ребята. Поэтому-то, когда полтора десятка молодых эфиопских евреев создали организацию, чтобы «бороться против социальной и религиозной дискриминации», местный истэблишмент воспринял это как предательство.

Первой акцией нового комитета стал сбор подписей членов «эфиопской» общины под следующим заявлением: «Я поддерживаю деятельность комитета, направленную против религиозной и общественной дискриминации эфиопских евреев. Нам навязан гиюр (процедура принятия еврейства неевреями—Л.Г.), мы лишены возможности сочетаться еврейским браком в раввинате. Мы требуем в соответствии с основным законом о свободе личности, провозглашенном в Декларации независимости, предоставить нам равные права — вне зависимости от религии и расы».

Так из-за чего же разгорелся сыр-бор? Дело в том, что на протяжениитысячелетий единственным носителем библейского откровения считался раввинистический иудаизм, то самое учение, которое ассоциировалось в мире с еврейством или иудейством.

Но на протяжении тысячелетий существовали и некоторые альтернативные формы иудейского самосознания, которые, возможно, представляли деформацию христианского вероучения.

Раввинистический иудаизм имеет только один критерий для установления истинности притязаний «неофитов» — Галаху, свод законов и обычаев еврейской жизни. Во всяком сомнительном случае Галаха требует гиюра — подтверждения еврейства с помощью специального экзамена и окунания в ритуальный бассейн с водой — микву.

Но что значит«сомнительныйслучай»?

Советские евреи в своем подавляющем большинстве на протяжении десятилетий вообще никакого отношения к иудаизму не имели, многие из них декларировали атеизм как свое кредо, боролись с сионизмом, меняли фамилии и «пятый пункт». Эфиопские фалаши, наоборот, родились и выросли под сенью Торы, как могли исполняли закон и даже терпели преследования от своих христианских и языческих соплеменников. Так кто же должен проходить гиюр: несчастный эфиопский мальчик в кипе или какой-нибудь «Иванов по первому браку»? Так скажут вам поборники равноправия.

«Все так, — возразят защитники существующего ныне порядка. — Только вот почему-то нацисты всегда безошибочно вычисляли этих самых «Ивановых» и даже их детей и внуков». «В этом нет никакой дискриминации по отношению к негроидам и монголоидам, — пишет ДовКонторер, — гиюр является обязательной процедурой даже в тех случаях, когда еврейское происхождение человека оказывается всего лишь под сомнением. А право на сомнение раввины в данном случае имеют — как-никак две с половиной тысячи лет не виделись».

Но именно эти израильские законы сегодня не устраивают «эфиопскую» молодежь. Дальше так продолжаться не может, считают «комитетчики»: потеря ориентации и чувство изолированности от государства и религии имеют далеко идущие последствия:всё большая часть «эфиопской» молодежи проникается ненавистью к религиозным институтам, не признающим их еврейства;в результате многие начинают употреблять наркотики и становятся преступниками.

«После всех этих историй с раввинатом, — говорит один из «эфиопов», — я уже и сам не знаю, кто я. Может быть, я и в самом деле не еврей?»

 

 

Русские идут!

 

В России очень многих волнует вопрос: «А как живут в Израиле русские?» Русские — без кавычек, не «русские» евреи, а именно русские в полном смысле слова.

А таких ведь немало: по официальной статистике — 28 процентов. Около трети репатриантов, прибывших в Израиль в начале 90-х годов, — неевреи. Их численность около 150 тысяч человек (для Израиля с его крошечным населением в 5 миллионов человек — цифра немалая). Понятно, что «нееврей» — не обязательно русский, это и украинцы, и белорусы, и грузины... И все же русских — подавляющее большинство.

Формально в Израиле браки между евреями и неевреями невозможны, поскольку всеми вопросами бракосочетания занимается раввинат, а иудаизм «смешанных пар» не признает. По этому поводу израильтяне шутят, что «браки совершаются не на небесах, а на Кипре», так как государство признает любые официальные браки, заключенные за границей. Ехать при этом никуда не надо: за несколько тысяч шекелей все вопросы вы сможете решить в тель-авивских или хайфских маклерских конторах.

Все русские, приехавшие на «историческую родину», согласно закону о возвращении как «члены семьи еврея» получают израильское гражданство вместе с удостоверением личности прямо в аэропорту Лод. В этом они ничем не отличаются от евреев. Отличие лишь в том, что в графе «национальность» (в Израиле тоже есть «пятый пункт»!) у русских записано «руси». Причем в Израиле согласно Галахе национальная принадлежность определяется по материнской линии. Проще говоря, если ваша мать еврейка, значит, вы еврей вне зависимости от национальности отца. Больше того, если еврейкой была ваша бабушка по материнской линии, а другая бабушка и оба дедушки неевреи, то вы все равно еврей. Вот и получается, что у известного артиста Михаила Козакова, отец которого был евреем, а мать русской, в графе «национальность» значится «руси».

Но израильтяне в удостоверение личности заглядывают редко, а, заглянув, удивления не высказывают. Для «сабр», коренных израильтян, русские — значит «русские»: и русские евреи и собственно русские — одно и то же.

В своем отношении к «новой родине» русские и русские евреи ведут себя совершенно по-разному. Евреи в массе своей видят в Государстве Израиль своего должника и требуют от него работу, жилье, привилегии... Русские так не считают. И потому, как правило, рассчитывают только на себя. В результате многие уже имеют свои дела и процветают. Поразительно, но факт: русские гораздо быстрее осваивают иврит. И еще одно удивительное наблюдение: русские гораздо меньше подвержены ностальгии, чем евреи из России.

Около года назад в одной из израильских русскоязычных газет появилось объявление об организации общества «Великоросс». Инициатором его создания хотел  стать бывший ленинградец Владимир Моргун, в прошлом журналист и писатель, приехавший в Израиль с женой-еврейкой и двумя детьми.

«Мне захотелось неформальное общение, — рассказывает Моргун, — оформить в какое-то объединение, культурный центр с выставочным залом, библиотекой... Русские испытывают потребность посидеть в своем кругу. По-русски поесть блинов... с икрой».

Но мечтам Моргуна, похоже, сбыться не суждено. На учредительное собрание прибыло всего лишь человек двадцать. Участники обсудили проект устава, программу действий. Но зарегистрироваться официально им так и не удалось. И хотя Владимир Моргун усматривает в решении израильского суда происки русофобов, на самом деле все представляется иначе: предполагаемые члены общества «Великоросс» уже «абсорбировались» в израильском обществе и ностальгии к стадной жизни (пусть и с блинами с икрой) не испытывают.

Сам Владимир работает охранником. Зарабатывает прилично. Купил квартиру в престижном районе, неподалеку от Тель-Авива. Издал в Израиле две книги, чего сделать в России ему не удавалось.

 

 

Арабы — «малый народ»?

 

В целом у евреев совершенно нет опыта существования в качестве «большого» народа рядом с «малым». Впрочем, арабы под категорию «малого» народа никак не подходят: около миллиона израильских арабов, полтора миллиона на контролируемых территориях, да 170 миллионов вокруг... Вот вам и «малый» народ!

МохаммадДжабариродился в1963 году в городеХевроне… Он был пятым сыном ДимехаДжабари, потомка уважаемого хевронского клана, и племянником шейха Мохаммада Али Джабари, мэра Хеврона, ведущего свой род от основателя ислама пророка Мохаммеда.

Когда Мохаммаду-младшему исполнилось 14 лет, он оставил свой дом в Хевроне и переселился в расположенное неподалеку еврейское поселение Кирьят-Арбу. «Я попытался объяснить своим родителям, что, по моему мнению, ислам — лицемерная религия, — рассказывает Мохаммад.— Поначалу мне гораздо ближе казался Новый Завет, но затем я обнаружил, что как ислам, так и христианство происходят из иудаизма. Ответом на мое признание была такая пощечина, что я увидел звезды средь бела дня. Больше я не обсуждал с отцом подобные проблемы».

В канун Пасхи 1981 года после продолжавшегося целый день экзамена в иерусалимском раввинате и ритуала погружения в миквуМохаммадДжабари стал иудеем и принял имя Яаков Бен-Давид.

После службы в армии Бен-Давид вернулся в Кирьят-Арбу и женился на репатриантке из Франции. Сейчас у них двое детей. В начале 80-х годов он сблизился с последователями экстремистски настроенного раввина Меира Кахане.

После кровавых событий в пещере МахпелаЯаков Бен-Давид выразил глубокое сожаление в связи с происшедшим. Однако уже в сентябре, когда был арестован лейтенант ОренЭдри из Кирьят-Арбы, Бен-Давид был задержан в числе еще 12 евреев, подозреваемых в причастности к подготовке серии терактов против палестинцев.

Арабские родственники Бен-Да-вида из клана Джабари не преминули откликнуться на происшедшие события. «Он должен быть убит. Так называемый Яаков — вероотступник, он предал ислам. Коран утверждает, что отступник должен быть убит. Рано или поздно это случится».

...Со времен Каина и Авеля история вражды единокровныхбратьев повторяется в Библии с поразительным постоянством: Ицхаки Ишмаэль, Яаков и Эсав, Иосиф иего братья... По всей видимости,это и есть прообраз той самой «заклятой дружбы», как ее окрестилижурналисты, еврейского и арабского народов. Жизнь ЯаковаБен-Давида лишь маленький эпизодэтой «заклятой дружбы»...

 

***

Сегодня Израиль, конечно же, представляет собой полиэтническое государство эмигрантов. «Плавильный котел» отца-основателя еврейского государства Давида

Бен-Гуриона уже начал разогреваться до нужной температуры.

Каждая алия, каждая волна репатриации всякий раз привносит собой что-то новое в жизнь страны. Поэтому всякий раз возникают «трения», вначале представляющиеся непреодолимыми. «Савланут! (Терпение!) — говорят израильтяне. — Ихьебеседер! (Все будет хорошо!)» И то верно — каждый раз как-то все само собой рассасывалось...

Правда, каждое поколение израильтян имело не одну войну, а сразу несколько. А война, как известно, сплачивает народ. Но не дай Бог «сплочения» такой ценой! Может быть, на пороге XXI века израильтян сплотит мир?..