Вход на сайт

Мессия рассудит

Леонид Гомберг

(Израиль)

Новое время  №45, ноябрь 1993

 

 

Среди значительной части еврейского населения Израиля, которая активно выступает сегодня против палестино-израильскихдоговоренностей в Вашингтоне, лишь очень немногие хотели бы сохранения нынешнего статус-кво. Кроме зашоренных фанатиков и неисправимых идеалистов все население страны ясно отдает себе отчет в том, что наличие контролируемых территорий с неопределенным статусом (по другой терминологии, «оккупированных территорий») дольше терпеть невозможно. Эта раковая опухоль оказывает пагубное влияние буквально на все сферы общественной жизни.

Но вот как только встает вопрос о конкретных мерах по урегулированию ближневосточной проблемы, тут же каждая политическая группировка, каждая партия да и каждый отдельный гражданин предлагают свой собственный, совершенно не согласуемый с другими рецепт. Недаром в Израиле говорят: два еврея — три мнения.

 

 

Как «правые» оказались слева, а «левые» — справа?

 

Некоторые религиозные круги, к примеру, считают, что Государство Израиль, как таковое, вообще лишено права на существование. Ведь согласно Талмуду еврейское государство возникнет только с приходом Машиаха (Мессии), а поскольку Пришествие до сих пор не свершилось, то речь, стало быть, может идти лишь об еврейском ишуве (автономном районе) в составе палестинского государства. Слава богу, таких немного!

Левые круги — большая часть блока «Мерец» и левый фланг правящей социалистической партии «Авода» — толкуют о безоговорочном возвращении к границам 1967 года, что неизбежно приведет к созданию нового арабского государства — Палестины. По мнению многих израильтян, это фактически поставит еврейское государство перед смертельной угрозой.

Правые силы, сгруппировавшиеся вокруг главного оппозиционного блока «Ликуд», все чаще говорят о «трансфере», то есть о переселении палестинских арабов и аннексии территорий. Такое решение вопроса, вероятнее всего, поставило бы Израиль да и весь Ближний Восток на грань тотальной войны с непредсказуемым исходом.

Мне, как израильтянину, решение «палестинской проблемы» представляется возможным лишь с учетом двух фундаментальных факторов. Во-первых, речь на арабо-израильских переговорах может идти лишь о создании Иордано-Палестинской федерации, а не о независимой Палестине, поскольку в Иордании уже проживают до 70 процентов так называемых палестинских арабов. В противном случае политики породят новую проблему воссоединения палестинцев, которая повлечет за собой новые вопросы и новые претензии. Во-вторых, любые территориальные уступки могут быть сделаны не иначе как после получения достаточных мирных гарантий арабских соседей и только через референдум всех граждан Государства Израиль, разумеется, и евреев, и арабов. Иначе нам не удастся сохранить в стране гражданское согласие.

В Израиле противостояние «правые — левые» нисколько не связано с отношением к форме собственности. Вы можете сколько угодно ратовать за государственное регулирование экономики, но при этом выступать против всякого компромисса с арабами — и вы будете считаться «правым». Вы можете активно выступать за приватизацию государственной собственности, но при этом заявлять о своей приверженности компромиссному решению проблемы территорий — и вам обеспечена репутация дерзкого «левака».

Чисто израильская специфика: только ваше отношение к решению «территориальной проблемы» определит ваше место в широчайшем политическом спектре страны. И это понятно, поскольку от этого зависит решение всех остальных проблем государства.

 

 

«Фактор территорий» и израильское общество

 

Журналисты и политики из «цивилизованных стран» любят повторять слова об экономическом и политическом «порабощении территорий». Но никто из них почему-то никогда не задумывался об обратной зависимости — о фатальном разрушении «территориями» государства.

Если вы отважитесь составить договор на приобретение квартиры в строящемся доме, пусть и в центре страны — в Ашдоде, Ашкелоне или Тель-Авиве, то каблан (подрядчик) неизбежно навяжет вам определенные форс-мажорные обстоятельства. Но каблана ведь тоже можно понять: как только в ответ на террористические акции исламских фундаменталистких группировок правительство закрывает территории, тут же — в обыденной жизни — прекращается приток строительных рабочих, большинство которых составляют арабы.

Вы спросите: а почему бы каблану не заменить арабских рабочих на евреев, особенно новых репатриантов, которые, по слухам, маются без дела, а посему готовы на любую работу? Все это так, да не совсем...

Во-первых, среди репатриантов из России не так уж много строителей. Все больше врачи, музыканты, преподаватели русского языка... Во-вторых, если и найдутся строители, то все они как на подбор «специалисты высшей квалификации». А таковых и в самом Израиле хоть пруд пруди! А израильской экономике позарез нужны рабочие — каменщики, плиточники, маляры... Кто же, скажите на милость, станет опытного рабочего-араба менять на российского интеллигента, никогда не державшего в руках мастерок! В-третьих, арабы с территорий (не израильские арабы, а именно арабы, проживающие на территориях и не имеющие израильского гражданства) согласны работать за гроши, потому что... эти гроши их устраивают. Ведь жизнь на территориях в три-четыре раза дешевле, чем в центре страны. Наши доходы не сопоставимы, потому что не сопоставимы наши расходы. Вот и нет смысла израильтянину наниматься на стройку к подрядчику.

Все эти факторы оказывают крайне негативное влияние на израильскую экономику. Наличие дешевой рабочей силы развращает израильских предпринимателей. Зачем им внедрять новые технологии в строительство и промышленное производство? Зачем беспокоиться об улучшении условий труда? Не проще ли просто подать автобус к пропускному пункту на «зеленой черте».

Не лучше и влияние «фактора территорий» на сельское хозяйство Израиля. Большинство кибуцев сегодня открыли у себя фабрики с достаточно интенсивным производством. Но зачем? Неужели специально для трудоустройства жителей территорий? Нет, конечно... Просто благодаря более дешевой «арабской» сельхозпродукции, заполонившей израильские рынки, многие кибуцы к началу 80-х годов оказались на грани разорения. Вот и пришлось кибуцникам забросить столь любимое ими сельское хозяйство и податься в малый и средний промышленныйбизнес.

Результат арабской «экспансии» налицо: доля фруктов и овощей, произведенных сельскохозяйственными коммунами государства, неуклонно сокращается. Причина — невыгодно. В самом деле, какая вам разница, где вырос апельсин — в Галилее или в Самарии... Разумеется, вы купите тот апельсин, который стоит дешевле.

 

 

Евреи, арабы… и не только

 

При всей своей непомерной сложности «проблема территорий» является лишь составной частью проблемы сосуществования евреев и арабов. Исследователи постоянно упускают из виду, что никакого «среднестатистического еврея» и «среднестатистического араба» не существует. Арабы — граждане Израиля, численность которых приближается к одному миллиону (около одной пятой населения страны), надежно интегрированы в общество.

Около 15 процентов израильских арабов составляют христиане, которые, между прочим, находятся в достаточно сложных отношениях с мусульманским большинством арабского меньшинства Израиля. Вспомните Ливан, и вы поймете, какие зловещие формы может принимать это противостояние.

Другое дело — арабы, проживающие на контролируемых территориях. Уровень их интеграции в израильское общество крайне низок, хотя многие из них по многу лет работают в израильских городах и сельхозкоммунах — кибуцах и мошавах,  но при этом они почти совсем не участвуют ни в частной, ни в политической жизни страны. Большинство из них, я уверен, никакой войны не хотят, но, ежечасно находясь «под прицелом» экстремистских сил, они вынуждены принимать участие в антиизраильских акциях.

На юге страны в пустыне Негев проживают кочевники-бедуины. Они укрываются здесь от преследований арабских экстремистов, которые считают их «сионистскими подпевалами» и вообще недочеловеками. Они живут во временных постройках, периодически перемещаясь вместе с семьями и со всем немудреным скарбом. Сегодня правительство всячески пытается уговорить бедуинов оставить кочевье. Для этого им предоставляются значительные льготы на приобретение земли и строительство стационарных домов. Между прочим, бедуины служат в ЦАХАЛе — Армии обороны Израиля, как правило, в качестве проводников.

В израильской армии служат и друзы, большей частью проживающие в горах Галилеи и на Голанах. В значительной своей части друзы — самые последовательные в Израиле сионисты, хотя этнически они близки к арабам. Среди друзов есть немало героев, павших в боях за независимость Израиля. Как и евреи, они ждут прихода Мессии, которого, по их поверью, родит мужчина, достигший сорока лет. Некоторые верующие друзы в ожидании этого «святого рождения» ходят в специальных широченных штанах.

В Самарии и доныне живут остатки древнего библейского народа — самаритян. Их этническое происхождениепородило немало версий. Сами они считают себя истинными потомками Авраама и до сих пор приносят в жертву Богу специальных жертвенных животных.

Не менее многообразный этнический конгломерат представляет собой и еврейская община Израиля. Новым репатриантам из Европы очень трудно взять в толк, что общего у них с чернокожими парнями в кипах — эфиопскими фалашами или со смуглыми марокканскими и иракскими евреями, которых они никак не могут отличить от арабов.

Вся эта «пестрая компания», тесно сгрудившаяся на территории, значительно уступающей по площади Московской области, требует непременного учета своих интересов при решении так называемой «арабо-израильской проблемы». Поэтому скороспелое «урегулирование», вероятнее всего, осуществится только на бумаге.

Пройдут еще годы и годы, прежде чем на многострадальную землю Эрец Исраэль ступит мир.

А до тех пор форс-мажорные обстоятельства еще долго будут определять нашу судьбу...